Блог

Компенсация морального вреда при банкротстве всегда должна быть в приоритете

Разбор судебной практики по банкротству
Своим определением Верховный суд в августе 2023 года четко расставил акценты, которые должны учитывать нижестоящие суды, рассматривая дела о банкротстве: в первую очередь, удовлетворяются требования по компенсации морального вреда. Их нельзя откладывать в долгий ящик и ставить на одну ступеньку с требованиями по кредитам и микрозаймам.

В этом деле произошло следующее: за банкротством летом 2021 года обратилась женщина, которая задолжала банкам и налоговому органу в общей сложности 1,8 млн рублей. Отобрать в конкурсную массу у нее можно было лишь земельный участок, который по рынку стоил чуть меньше 350 тыс. рублей. Возник спор вокруг требований в реестре: поскольку ранее должница устроила ДТП и убила мужчину, то по решению суда она была должна еще 1,17 млн рублей матери погибшего.

Естественно, женщина обратилась с требованиями на включение в реестр, она претендовала на включение в первую очередь. Но суды словно сговорились: сначала ей отказал арбитражный суд, потом - апелляция, а следом и кассация. Они все включали ее в третью очередь, в компанию к банкам и ФНС.

Почему это принципиально важно, почему женщина не соглашалась с такой участью? Потому что в случае реализации конкурсной массы (земельного участка в данном случае), деньги бы были разделены между всеми кредиторами соразмерно их требованиям. Например, 40% банку, 20% налоговой, еще 10% другому банку и остальное женщине с требованием о возмещении морального ущерба.

Но если кредитора включают в реестр первой очереди, то сначала погашаются его требования, и только потом суд может перейти к другим кредиторам. В нашем случае женщина, включенная в реестр первой очереди, могла бы рассчитывать на всю сумму, которая бы досталась от реализации земли (почти 350 тыс. рублей).

В своих отказах суды указывали, что компенсацию морального вреда нельзя отнести к первоочередным требованиям. Это заставило женщину написать жалобу в Верховный суд, как в последнюю инстанцию.

ВС внимательно рассмотрел обращение женщины и пришел к выводу, что нижестоящие суды ошиблись. Женщина должна состоять в реестре первой очереди, и на это есть несколько причин:

● банкрот стала виновником ДТП, что подтверждается судебным решением. Она спровоцировала своими действиями смерть мужчины, а теперь должна выплатить матери погибшего компенсацию;

● закон о признании банкротства считает компенсации за причинение вреда здоровью или жизни первоочередными долгами, и за все время действия закона в этом плане ничего не изменилось. Более того, в случае неуплаты компенсаций на сумму просрочки могут быть начислены проценты;

● в своих решениях нижестоящие суды ссылаются на судебную практику. Но она, тем не менее, не имеет отношения к существующей ситуации, она не касается морального вреда, за который полагаются компенсации, и который фигурирует в банкротстве.

В то же время, ВС РФ нашел, что проценты на компенсацию необходимо считать уже отдельно - вне реестра, после того как будут погашены основные долги.