Блог

Оспорят ли в банкротстве сделку по дарению единственного жилья родственникам?

Банкротство физлиц
Когда человек обращается в арбитражный суд за признанием банкротства, он должен знать, что у него не заберут имущество, которое является необходимостью: единственное жилье, мебель, бытовую технику, сельскохозяйственное оборудование. Но что будет, если человек сам избавился от единственного жилья? Признают ли такую сделку недействительной? Судебная практика противоречива, но мы попробуем разобраться.

Единственное жилье - личное имущество должника

Для начала мы предлагаем рассмотреть недавнее Определение ВС РФ от 5 декабря 2022 года № 304-ЭС22-15217 по делу № А03-14122/2017. Так, банкрот владел ¼ частью квартиры и половиной дома, где жил он, его жена и 3 детей. Он попросил исключить свою долю дома, и суд удовлетворил его просьбу, поскольку на момент прохождения банкротства он и проживал с семьей там.
Апелляция же отменила это решение. Суд прокомментировал, что сделка дарения части недвижимости в пользу детей была признана недействительной. А значит, единственное жилье потеряло свой иммунитет. Суд округа тоже посчитал, что апелляционная инстанция была права.
Но вот ВС РФ рассудил иначе. Он отметил, что дарение недвижимости детям подлежит оспариванию, но все же, это не повод отказывать должнику в защите единственного жилья.
В этом деле еще финансовый управляющий предлагал продать дом и найти должнику более скромное жилье. Он при этом ссылался на революционное постановление КС РФ от 2021 года № 15, где суд раскритиковал безусловную защиту единственного жилья. Но ВС РФ ответил, что одной отсылки на Постановление Конституционного суда недостаточно, необходимо доказать, что для семьи дом действительно слишком большой, и что его разумно продать, чтобы погасить требования кредиторов. Также неясно, намеревались ли кредиторы купить должнику и его семье замещающее жилье. В итоге ВС оставил в силе решение суда первой инстанции.

Единственное жилье банкрота продали после отмены сделки дарения

Выше мы уже предупреждали, что практика по этому вопросу противоречивая. Здесь хотелось бы привести дело № А27-17129/2018, где события сложились по-другому.
Так, за несколько лет Сергей Мешков стал должником на 2,6 млн рублей. Но, пребывая в этом нечестивом статусе, он все же умудрился в 2015 году выстроить дом в 300 кв м с постройками и гаражом. Еще через 2 года он совсем прекратил платить по кредитам и выплачивать налоги; а также подарил свой дом несовершеннолетнему ребенку.
Через некоторое время мужчину признали банкротом. Семья его была до последнего зарегистрирована в комнате в общежитии, но жилье признали аварийным и оно подлежало сносу. В процессе банкротства семья поменяла регистрацию на дом.
Финуправляющий решил, что такие подарки детям в период просрочки и долгов - дорогое и подозрительное удовольствие. Управляющий заявил об оспаривании. Но АС сначала не хотел признавать сделку недействительной, поскольку речь идет о единственном жилье для семьи.
Апелляционная инстанция признала позицию суда первой инстанции, но вот кассация не признала, она вернула дело на новое рассмотрение. Суд округа посчитал, что тут не ясно, не было ли злоупотреблений со стороны Мешкова.
Далее АС признал сделку все же недействительной. Суд счел, что должник пытался таким образом сохранить имущества от конкурсной массы. Также суд упомянул, что 300 кв. м. - это многовато для семьи. Апелляция тоже встала “в позу”.
Но кассационная инстанция снова не согласилась. Так, суд на этот раз отказал управляющему. Он заявил, что это единственное жилье, а значит - какие могут быть споры. Мужчина, к тому же, был должен 2,6 млн рублей, а дом стоил в 2 раза больше.
Здесь уже подключились кредиторы. Один из них, обязательства перед которым возникли после сделки дарения, обратился в ВС РФ. Он напомнил, что у нас есть Постановление КС, по которому нельзя считать имущественный иммунитет константой.
Управляющий тоже подключился к спору. Он отметил, что еще до банкротства должник передал своему сыну автомобиль, а также постоянно наращивал задолженность, несмотря на кучу открытых кредитов. Все это наталкивает на мысли о недобросовестности. В итоге ВС РФ вынес решение в пользу кредиторов.