Блог

“Все могут короли”. А что могут арбитражные управляющие?

Разбор судебной практики по банкротству
Если рассматривать работу управляющих с точки зрения законодательства, то мы увидим, что у них довольно широкий круг полномочий. Но так и это на самом деле? Так, по ст. 20.3 № 127-ФЗ, у управляющих есть круг информационных и организационных полномочий. Но хватает ли управляющим предусмотренных законом полномочий, чтобы в полной мере соблюдать баланс интересов между кредиторами и должниками?

Организационные и информационные полномочия управляющих: что могут “короли” арбитражных судов?

В первую очередь, это добыча сведений о самом должнике и о лицах, которые с ним взаимодействовали. Это и есть информационная часть работы финансового управляющего. К организационной же стоит зачислить:
● обращение в арбитражный суд;
● проведение комитета и созывов кредиторов;
● привлечение специалистов для оценки или для других задач.
И все же, с этими полномочиями возникают несостыковки. Например, управляющий хочет получить у Росреестра сведения по поводу недвижимости банкрота. Вроде у него есть право на получение представленной информации. В случае отказа сотрудники учреждения будут привлечены к ответственности.
Но несмотря на законные основания, в Росреестре все же отказывают управляющим, ссылаясь на № 152-ФЗ, на закон о защите персональных данных.
Далее начинается возня: управляющий идет в суд с запросом на разрешение по ст. 66 АПК РФ и получает решение. На все про все уходит около 2 месяцев. Получается, что и дело стоит, ведь управляющий в течение этого времени не может заниматься своим делом.
В основном дела тормозятся и управляющие не могут разыскать имущество должников именно по этой причине - им отказывают в предоставлении сведений.

Какие меры стоит предпринять, чтобы облегчить положение управляющих?

В первую очередь, конечно, нужно усилить ответственность за невыполнение запросов управляющих. Напомним, что у нас уже предусмотрена кое-какая ответственность, но в реальной практике статьи законов не используются. Речь идет о ст. 195 УК РФ и о ст. 14.13 КоАП РФ.
Второй момент - не хватает конкретизации полномочий арбитражных управляющих. До сих пор непонятно, куда именно они могут обращаться с запросами, какие организации должны им немедленно отвечать и предоставлять сведения. Особая боль - это, конечно, судебные приставы, которые часто не могут разобраться, есть ли у них полномочия взаимодействовать с управляющими, или нет.
Третье - нужно предоставить управляющим право на изъятие имущества без исполнительных листов. К сожалению, сейчас этому предшествует длительная и бесполезная процедура, которая, опять же, завязана на судебных приставах. И они, в свою очередь, часто проявляют некомпетентность.
Например, есть банкрот, у которого есть автомобиль. Он подлежит включению в конкурсную массу. В данном случае управляющий вынужден сначала писать ходатайство об истребовании в арбитражный суд, ждать, пока его заявление рассмотрят и вынесут решение. Это все отнимает время.
К сожалению, не все банкроты ведут себя аки ангелы - многие, наблюдая такое развитие событий, пытаются спрятать машину и сделать вид, что ее украли. Увы, встречались подобные эксцессы. Поэтому в банкротстве время всегда играет против кредиторов и управляющих.
Дело можно бы было упростить, если бы привлечь к действиям по изъятию различные органы: ФСБ, МВД, ФССП. И желательно с минимальным вмешательством судебного органа. В таком случае, возможно, мы бы добились ускорения банкротных процедур.
Безусловно, в этом процессе стоило бы рассмотреть опыт других стран, того же Израиля, где управляющий действительно является “королем банкротства”. Он и проводит реальные поиски, и проникает в жилище банкрота, и штрафует и проводит допросы. Он делает все, что помогает вернуть имущество в конкурсную массу в самые короткие сроки, и пытаться что-либо спрятать от него - это изначально плохая идея.